Вольготно жили

Вольготно жили: дичи, рыбы вдоволь. Выпасы для коней и скотины — не меряно. Что еще надо? Да вот беда навалилась…
— Где же это место? — посыпались вопросы.
— Юра, не томи. Лучше уж прочти очерк.
— Братцы, утомлю…
— Пожалуйста, самый интересный отрывок…
— «Любо, братцы, любо!» Слушайте…

«В те часы Осман-паша вел своих янычар в степь. Пронюхал он — ногайские ханы надумали передаться русским, стать подданными России. Богатый кусок земель отходил от Турции. Как бы удержать его? Паша хитер — вез ханам великий подарок, чтоб ублажить ногайцев, не дать им ходу на русскую сторону.
Спешил паша и… заблудился в степи. Кружит возле кургана. Ночью-то без зоряного неба дорогу не отыскать. Гибель, догадывается, неминуема. Наступит утро — донцы вмиг на след нападут и Суворову доложат. Подозвал к себе паша Селима — наивернейшего служку своего и говорит:

— Добудь языка из гулебщиков — им все тропы степные ведомы. Вывел бы он нас к ногаям. Озолочу…
— Добуду, — заверил Селим и, кликнув янычар, давай шататься с ними по берегу реки. Наскочил-таки на бурьяны, где притаился гулебский городок. Ворвался в него, а казаки как сквозь землю провалились. Одну Ганну схватили. Привели к паше. Смотрит полонянка — стоит возле турка красавица. В шароварах. И во все глаза разглядывает Ганну.
— Риднэнька моя! — восклицает вдруг красавица, подходя к полонянке, — не турчанка я. Девчонкой увели меня татары из-под Белой Церкви, в Турцию продали. Наталкой зовут. Опостылела мне неволя. Невмоготу на чужбине быть. Паша требует, чтоб вывела ты его к ногайцам, — тут где-то ставка их хана. Соглашайся. Мы выберем час и укроемся с тобой в камышах от паши.
— Добрэ! — ответила Ганна. — Верю тебе. Поведу.
— Казна у паши великая, — продолжала Наталка, — отцам твоим да братьям завладеть бы ею. Не одну душу из полона выручили бы…

Тут — переполох. Видно, гулебщики успели-таки оповестить донцов. Настигли они врага у кургана.
— О, аллах! — закричал паша. — Не дай смерти от урусов, Селим! Бери янычар. Тащи с ними золото к реке. На челны кидай сундуки, сбрось казну в глушпи, ну заводи. А я место хорошенько запомню.
Селим вместе с золотом прихватил Наталку с Ганной. Рванули янычары каюки прочь от берега. До середины доплыли и вывалили сундуки в пучину. Выскочили на другом берегу. Наталка быстренько выхватила из-за пазухи кинжальчик и перерезала шла ремни на руках Ганны.

— Тикаемо, Ганнуся! — крикнула и шарахнулась в темноту. Ганна повернулась к реке, нырнула с кручи. Селим — за Наталкой. Рассек ее надвое палашом…
Из-за туч месяц выпрыгнул, степь светом обласкал.

Comments are closed.

Post Navigation