Виллан

Виллан был бессилен доказать свою личную свободу, если лорд представлял в суд его родственников-вилланов с целью доказательства его личной зависимости или если присяжные высказывались не в его пользу. Так, в процессе аббата Сентолбенского против крестьянина Годфрида (в 1225 г.), у которого аббат хотел оттягать ранее купленную этим держателем у свободного человека усадьбу, шесть акров, и два участка луга в Уотерфорде, решающим стало свидетельство трех вилланов — Джекоба, Ричарда и Александра, заявивших в суде, что они один за другим всегда держали эту землю «как вилланскую и никогда как свободную».

Для Годфрида их свидетельство обозначало потерю земли, которую он, видимо, действительно купил, хотя лично он оставался свободным человеком. В другом случае виллан Николай, сын Норманна, возбудил в 1214 г. иск в Нортгемптоншире против своего лорда кастеллана замка Берг и его слуг по «ассизе о новом захвате». Этот крестьянин уповал, видимо, на то, что, будучи ранее держателем вил-ланской земли и вилланом, который подлежал «праву виселицы и побоев» своего господина, он сумел за 20 лет до этого выкупить свои сервильные повинности на срок, угодный лорду. Однако эта коммутация не сделала его свободным в глазах суда, который счел, что лорд отнял у него держание вполне законно.

К конфликтам из-за земли в какой-то мере относились и споры из-за пользования общинными угодьями. Но для вилланов, во всяком случае после издания Мертонского статута 1236 г., путь по делам такого рода в королевские суды был полностью закрыт.

Мы уже отметили, что среди индивидуальных тяжб, рассматривавшихся в королевских судах, около 40% составляли случаи, когда в центре внимания оказывался личный статус виллана как таковой, а вопросы о повинностях или о характере земельного держания рассматривались лишь в качестве аргументов. Из 42 таких случаев, фигурирующих в нашей таблице, 34 (т. е. около 85%) были возбуждены крестьянами и только 8 — лордами. Это говорит о стремлении крестьян добиваться законного утверждения своей свободы в суде. В этих процессах противоположность позиций крестьян и феодалов, а следовательно, и острота борьбы между ними выступают особенно отчетливо. Попытки лордов превратить свободных людей в лично зависимых, естественно, вызывали ожесточенное сопротивление крестьян. Уже закрепощенные крестьяне стремились всеми правдами и неправдами вернуть себе свободу.

Comments are closed.

Post Navigation