вернемся к записке

Однако вернемся к записке. Думаю, что ее автор не раскрыл планов цареубийства еще и по тактическим соображениям: не найдя крестьянам места в рядах штурмующих монархию, он, естественно, пытался не допустить, чтобы реакция использовала их в интересах контрреволюции. Кажется, что здесь мы находимся у истоков идеологии декабристов, получившей своеобразное выражение в стремлении опереться на силы, свободные от порока веры в «хорошего» русского царя — казачество, татар, грузин, греков, калмыков, черкесов.

«Причесть великую жертву…» А что же потом? «Одно образовать…» Предложение не получило продолжения. Перечеркнув его, Евграф Осипович мысль о создании единого государства на развалинах двух поверженных империй выразил иначе: «А потом, чтобы тот сенат составил закон для всех под солнцем живущих народов».

Как видно, вместе с расширением территориальных рамок революции от Средиземноморья до Балтики из известной формулы исчезло обстоятельство «на островах», определявшее раньше географические пределы распространения власти временного правительства. Закон теперь предназначался для всех граждан Государства под солнцем, а не только для обитателей «островов».

Герой «Путешествия из Петербурга в Москву», потрясенный страданиями и беззащитностью крестьян, с горечью воскликнул: «О, законы! Премудрость ваша часто бывает только в вашем слоге! Но зачем нам блеск внешности? Не полезностью ли наших постановлений, ко благу государства текущею, облистает наше лиге? Не от радищевского ли отрицания положительных свойств крепостнического законодательства следовал Грузинов, когда требовал от сената «премудростно сочинить закон, который для всех под солнцем живущих людей был бы полезен»? Эта главная отличительная черта основного закона государства, рожденного в борьбе с деспотизмом, по его мнению, была бы порукой тому, что «никто из настоящих и будущих людей на земле его бы не отторгнул и тем бы прославился. Предполагалось, что разработанный с учетом интересов многонационального населения страны закон будет «всеми принят и содержим».

Таким образом, если на первом этапе революции общественные отношения должны были регулироваться посредством особых наставлений.

Comments are closed.

Post Navigation