В 1989 году

В 1989 году Бейкер был первым, кто понял, что Горбачев и Шеварднадзе серьезно настроены на окончание «холодной войны», потому что он встретился с ними еще до того, как это сделали его коллеги из Белого дома. Теперь Бейкер убедился, что Ельцин совсем не был пьяным дураком, но, наоборот, «производил впечатление… он пространно говорил без заметок по технически сложным вопросам». Накануне в своем послании «О положении страны» Буш заявил, что Соединенные Штаты сократят свой ядерный арсенал до 4700 боеголовок, ликвидируют все межконтинентальные баллистические ракеты типа «Пискипер» с кассетными боеголовками, сократят количество боезарядов на ракетах «Минитмэн» до одного, а также на треть сократят свои ядерные силы морского базирования при условии, что Россия и другие советские республики возьмут на себя обязательство ликвидировать все ракеты наземного базирования с разделяющимися боеголовками.

Ельцин выступил со встречным предложением: ликвидировать все ракеты с разделяющимися боеголовками и снизить число боеголовок до 2,5-3 тыс. Фактически за день до выступления президента, 27 января, Ельцин сообщил Бушу, что Россия «без всяких условий и увязок» прекращает производство самолетов ТУ-160 и ТУ-95М, тяжелых бомбардировщиков, крылатых ракет воздушного базирования большого радиуса, а также ядерных крылатых ракет морского базирования. Докладывая Бушу о своей встрече с Ельциным, Бейкер передал радикальные предложения, выдвинутые новым обитателем Кремля.

Российский лидер хотел произвести крупные сокращения ядерных сил, был готов участвовать в совместном проекте глобальной противоракетной обороны (при условии подтверждения действенности Договора о противоракетной обороне) и хотел во время предстоящей встречи на высшем уровне подписать совместную декларацию президентов о наступлении новой эры в отношениях двух стран. Ельцин также сообщил Бейкеру, что Советский Союз имел секретную программу создания биологического оружия, которую он распорядится прекратить в течение одного месяца. Бейкер сказал Бушу, что у Соединенных Штатов появилась реальная возможность изменить военную угрозу, висевшую над США в течение десятилетий, и предупредил своего шефа: нельзя допускать, чтобы складывалось впечатление, будто Ельцин один делает уступки.

После провала попытки переворота и последовавшего за этим роспуска СССР Ельцин и его правительство пытались наладить контакты с администрацией Буша, а также с другими западными правительствами. Ельцин уже забыл, как высокомерно отнеслись к нему в Белом доме в 1989 году, и не таил зла на Буша за столь продолжительную поддержку его соперника Михаила Горбачева.

Comments are closed.

Post Navigation