съезд выслушал

Заявление это съезд выслушал с воодушевлением. Делегаты бурной овацией приветствовали казачью фракцию.

Но… тотчас разгорелись жаркие споры о том, от имени кого посылать единодушно одобренную всеми телеграмму: от имени всего съезда или только от казачьей фракции? Президиум съезда, а затем и совет социалистического блока считали, что телеграмма должна быть послана от имени самих казаков—это произведет гораздо более сильное моральное воздействие на так называемые круг и войсковое правительство.

Поясняя точку зрения социалистического блока, Я. П. Бутырин сказал, что если такая телеграмма будет послана от имени всего съезда, то на круге ее используют против нас. Скажут, что съезд покушается на казачье имущество, на последнюю тень казачьей самостоятельности. «Сейчас,— сказал он,— когда происходит расслоение казаков, не надо делать неосторожных шагов, которые могли бы оттолкнуть от нас колеблющиеся слои казачества».

Острые разногласия по этому вопросу вспыхнули в самой казачьей фракции. Одни считали, что войсковой круг во Владикавказе — «это частное дело казаков и съезду не следует вмешиваться в чисто казачьи дела». Сотник Данилов настаивал, чтобы предложенная им телеграмма была послана от имени всего съезда. «Мое предложение,— говорил он,— направлено против кучки «карауловцев», а не против круга. Кто же сомневается в том, что во Владикавказе круга нет? Там имеются допотопные члены круга, как я, но я не поехал. Это не круг, а частное совещание неправомочных казаков».

В конце концов, после двух голосований, предложение президиума было принято большинством делегатов съезда против 65 при 48 воздержавшихся. «Мы хотели соединиться с вами, а вы заставляете нас отделяться!» — в сердцах крикнул один из казаков после голосования.

Что особенно возбуждало съезд и отвлекало его от решения вопросов нового государственного устройства Терской области — это опять, как и в Моздоке, тревожные вести о вооруженных столкновениях, нападениях, боях. «Черная рука контрреволюции действует, чтобы сорвать народный съезд, сорвать дело единения трудящихся»,— говорил С. М. Киров в докладе по текущему моменту. Действительно, после Моздокского съезда в течение пятнадцати дней на Тереке.

Comments are closed.

Post Navigation