С. Мигиеля

С. Мигиеля, к востоку от Мааса, пытаясь окружить германскую армию. Этого последнего американцам не удалось сделать во всей полноте, однако, позиции были заняты и победа была полная. Для преследования немецких войск, пытавшихся отразить или ослабить энергичное наступление Антанты, были брошены большие свежие кадры человеческого и богатейшие запасы технического материала. Наступление шло по всему западному фронту от Северного моря до Вогезов,—а значение этих военных событий и соотношение сил между воюющими сторонами было достаточно ясно: Германия за два дня конца сентября потеряла все то, что войска Антанты не смогли в прошлом году достичь в течение пятимесячной борьбы, пожертвовав громадными потерями.

Одновременно в середине сентября, когда на западном фронте наступление Антанты на Зигфридовские позиции свидетельствовали о начале конца, свершилось падение Болгарии и Турции, столь еще недавно препиравшихся из за дележа Добруджи. Под ударами войск Антанты, революционного брожения (в армии появились советы солдатских депутатов), а также, вероятно, не без влияния деятельности дипломатии С. Штатов, с которыми Болгария официально в войне не находилась, болгарская армия распалась, и таким образом, Четверной союз получил первую реальную брешь, тем более для держав Центральной Европы опасную, что их позиция на Балканах сразу оказалась сломленной: Антанта получила возможность произвести удар на Венгрию во фланг Австрии и Германии, ибо Италия готовилась к наступлению, в Румынии Бухарестским миром была создана обстановка весьма напряженная, а на благоприятное отношение Советской России Германия надеяться, конечно, не могла.

Брешь в системе Четверного союза тотчас же разрослась благодаря капитуляции Турции, которая потерпела решительное поражение в результате предпринятого 19 сентября наступления англичан в Сирии по всему фронту. Наиболее слабые из членов Четверного союза!, вышли из строя. Первая наружная трещина в системе Четверного союза дана была Австро-Венгрией. Нараставшее в двуединой монархии революционное и сепаратистское движение вместе с внутренним истощением страны давно толкало австро-венгерское правительство в сторону заключения мира. Австрийские угрозы сепаратного мира во время брест-литовских переговоров были вполне реальны. Надежды на Брестский мир — «хлебный мир» — оказались преувеличенными.

Comments are closed.

Post Navigation