Поспешный вывод

Поспешный вывод российских войск с занимаемых ими позиций на правой стороне Дуная после получения царского рескрипта от 20 августа 1807 г., по мнению Прозоровского, неблагоприятно отразился и на положении сербов. «Какие же от всего того для сербов, союзников и единозаконников наших, могут произойти пагубные последствия, — гневно восклицал князь, — о том я умалчиваю!».

К.И. Мейендорф, по-видимому, еще не зная о приказе от 19 сентября 1807 г. об отстранении его от службы, был возмущен содержанием и тоном писем нового главнокомандующего. 3 октября 1807 г. он написал рапорт с просьбой об отставке и самовольно уехал их Бухареста в Берлат. Однако, одумавшись, явился к Прозоровскому с повинной в Фокшаны, признал свои ошибки и забрал свой рапорт об отставке обратно.

Из Ясс же Прозоровский 1 октября 1807 г. написал письмо великому визирю Ахмед Хуршид-паше, в котором пытался обосновать незаконность ратификации К.И. Мейендорфом Слободзейского договора: «Не располагая какими-либо полномочиями со стороны моего… государя, он (Мейендорф.-В.Г.) осмелился ратифицировать перемирие, присвоив себе звание уполномоченного. За эту дерзость он будет держать ответ перед своим императором». В письме сообщалось также, что полномочия на заключение и ратификацию «окончательного договора» о перемирии Александр I поручил ему, то есть Прозоровскому. Поэтому, писал он, «я назначу лиц для согласования статей, которые должны способствовать благу человечества и счастью обеих империй». Среди статей, подлежащих пересмотру, Прозоровский называет и статью о сербах: «Особая статья, добавленная к пунктам перемирия, ограждает судьбу сербов только до прибытия уполномоченных на конгресс», на котором будут вестись переговоры о заключении окончательного мира между Россией и Турцией.

Comments are closed.

Post Navigation