Поливариантность погребального обряда

Поливариантность погребального обряда в рамках монокультурного комплекса, выражающаяся в количественном и качественном разнообразии сопровождающего инвентаря, а также сложности погребального ритуала в целом, в той или иной мере всегда связывалась археологами с социальной значимостью персоны умершего и первоначально нашла отражение в идентификации таких захоронений с погребениями вождей, шаманов, выдающихся охотников, мастеров-умельцев и т.д. (см.: Макаренко, 1933, с. 33; Фосс, 1938, с. 86; Окладников, 1950, с. 378—384; Турина, 1956, с. 197—202; Генинг, 1963, с. 66, 67; Халиков, 1969, с.365; Бочкарев, 1975 и т.д.). Наряду с этим предпринимались попытки группировки погребений по составу инвентаря (Збруева, 1952, с. 148-162; Генинг, 1962, с. 104-106; 1963, с. 75-78; 1970, с. 124 и др.), что предполагало раздельный анализ мужских, женских и детских захоронений. В.М.Массоном выдвинут ряд критериев определения высокого социального статуса погребенного (1967, с. 85-86; 1973, с. 107; 1976, с. 169).

В целом этот подход получил завершение в формулировке принципа трудовых затрат. Сущность его заключается в том, что социальную значимость персоны умершего можно определить исходя из количества труда, затраченного на совершение погребальной обрядовости. Таким образом, социальный статус индивида прямо пропорционален количеству трудовых затрат на совершение погребальной обрядовости и обратно пропорционален количеству таких индивидов (Добролюбский, 1987). В том или ином варианте этот принцип нашел воплощение в ряде работ (Грач, 1975; 1980; Добролюбский, 1978; 1982; Бунятяь. 1982; 1985; Генинг, 1984 и др.) К этому направлению примыклот работы В.А.Алекшина, предложившего один из вариантов социологической группировки погребений через определение стандартного набора инвентаря и учета отклонений от него (1976; 1981). Можно отметить, что в настоящее время эта проблематика наиболее разработана среди других палеосоциологичёских тем, поскольку выработаны подходы и намечена программа поиска, что, однако, не исключает дальнейших поисков.

Мы не будем останавливаться на этом направлении, так как оно прямо не выходит на проблему определения уровня социально-экономического развития, хотя логически ясно, что степень сложности социальной структуры отражает степень отдаленности общества от классической первобытности с равенством в труде и распределении. Однако сам факт дифференциации еще не позволяет четко соотнести общество с определенной стадией исторического процесса.

Comments are closed.

Post Navigation