Период обнажил буржуазную

Период обнажил буржуазную направленность тех социальных изменений, которые принесла с собой революция, и соответственно в общественной мысли возникает дифференциация между теми, кто склонен или не склонен принимать эту направленность. Буржуазные революции сделали свое дело в передовых странах Европы, и Просвещение, породившее их, должно было уйти. Не так было в странах, отставших в своем развитии: буржуазные революции стояли здесь в порядке дня, и поэтому передовые мыслители и деятели в этих странах продолжали черпать из источника классического Просвещения. Черпать — но уже с неизбежными поправками на новые обстоятельства, вскрытые процессом реализации просветительских идей.

Декабристы испытали влияние — явно «непросветительский элемент» в их воззрениях — европейского либерализма начала XIX в., в частности буржуазных теоретиков эпохи Реставрации (Бенжамен Констан и др.)» наиболее четко формулировавших политико-правовые постулаты буржуазного строя. Но, выступая объективно буржуазными преобразователями, декабристы начинали проявлять стремление к ограничению не только феодальной «аристокрации», но и «аристокрации» богатств. Эту мысль мы находим в «Русской правде» Пестеля. Н. И. Тургенев в своеобразной форме фиксирует тот же момент: «Новейшие народы идут к щастию грязною дорогою: выгодами эгоизма и корысти».
Как и Радищев, декабристы напряженно размышляли над проблемами, заданными французской революцией, прежде всего над несоответствием между ее просветительскими идеалами и грандиозными вспышками насилия и социального хаоса, приведшими к контрреволюции и бонапартизму. «Какая ночь последовала за светом!»— горестно восклицает Н. И. Тургенев. Однако в отличие от Радищева декабристы не остановились на разочаровании.

Comments are closed.

Post Navigation