О школе

О школе не могло быть и речи. В 1924 г. 1 ему было шестнадцать лет. Он потребовал, чтобы и ему дали винтовку. Но командир отряда отказал. Все же он оседлал коня кулака, у которого служил, и присоединился к армии повстанцев. Чебан принимал участие в героическом отступлении к Вылкову. В последний день командир его прогнал. «Беги,— сказал он ему,— мы погибнем, все погибнем, а тебе-то зачем пропадать? Беги, ты еще мал, в тебя не станут стрелять…»

Так оно и случилось.

Чебан и теперь был маленького роста, а тогда, по его собственным словам, был совсем карапуз. Он пробрался между линиями врагов и был таков…

В армии не служил. Не женился.

«Какая девушка пойдет за меня,— говорил он,— какое добро у меня есть? Разве что одна рубашка, что на мне, вот и все…-Зимой оамому без опинок приходилось быть». На четверых братьев имелось две пары опинок, и обували их по очереди. Кирилл, будучи старшим, имел право носить опинки вне очереди, но часто уступал их младшему брату Стефану, который в отличие от него был высоким и красивым парнем. Девушки заглядывались на Стефана.

Стефан, как и Кирилл, тоже попал в тюрьму. Он был так же беден, как и старший брат.

Кирилл же не был ни представительным, ни красивым. Из-за худобы он казался выше, ходил сгорбившись. Порою можно было подумать, что Кирилл внимательно разглядывает что-то интересное у кончиков ботинок (он их получил в тюрьме от коллектива). Теперь Кирилл был особенно задумчив и, казалось, совсем замкнулся в себе…

Однажды в летний воскресный вечер (Кириллу тогда исполнился двадцать один год) один из друзей на деревенской гулянке словно случайно сказал ему, что люди, мол, говорят на селе, будто бы снова идет 1924 год… Шепнул он и о том, что в Татарбунарах.

Comments are closed.

Post Navigation