Меттерних устроил

Меттерних устроил грандиозный «бал мира» на летней вилле, где для этой цели была сооружена деревянная пристройка. Ее возвели в виде купола, окольцованного классическими колоннами. Повсюду горели новомодные бенгальские огни, стояли красные турецкие шатры, создававшие обстановку из арабских сказок «Тысячи и одной ночи».

Дамы были одеты в голубые и белые платья, «цвета мира», расшитые золотыми и серебряными нитями и украшенные бриллиантами. Многие дивы пришли на бал в головных уборах из цветов, с венками из оливковых, дубовых или лавровых листьев, символов мира, или с диадемами в волосах. Женщины сверкали тиарами, бриллиантовыми серьгами, жемчужными ожерельями и драгоценными украшениями на платьях, а мужчины — эполетами, орденами, медалями и воинскими знаками.

Размечая рассадку гостей, Меттерних предусмотрел для герцогини де Саган самое лучшее место за столом, поближе к коронованным особам. Собственно, она сама его и выбрала, поскольку князь заблаговременно послал ей план приема. Над верхушками деревьев парил воздушный шар, вокруг миниатюрных храмов Аполлона, Марса и Венеры танцевали артисты из местного балета, за живыми изгородями, обрамлявшими аллеи, играли оркестры.

Вечер завершился гигантским фейерверком: в небе фигуры, изображающие ужасы войны, магически сменялись картинами, символизирующими мирную жизнь. Швейцарец Жан Габриель Энар записал в дневнике: празднество, устроенное Меттернихом, превзошло все, что ему приходилось видеть во Франции даже во времена Наполеона. Похоже, Меттерних перещеголял Наполеона и по части организации праздников.

На следующее утро Генц явился к Меттерниху позавтракать и обменяться впечатлениями о «бале мира». По его мнению, все прошло на высшем уровне. Но Меттерних был расстроен. «Какая печаль после столь радостного праздника!» — записал секретарь в дневнике. Наверняка вчера случилась какая-то неприятность.

Comments are closed.

Post Navigation