Меттерних отверг

Меттерних отверг доводы Талейрана — у него были свои планы на этот счет. Он собирался признать права Пруссии в Саксонии, но выдвинуть такие условия, что Пруссия должна будет либо служить интересам Австрии, либо отказаться, и тогда он лишит пруссаков своей поддержки.

В частности, Пруссия обязывалась не только противостоять России, но и не допустить того, чтобы царь осуществил свои замыслы в отношении Польши. Прусские посланники должны сами понять, насколько рискованно получать подарки из рук непредсказуемого самодержца, и они в итоге больше проиграют, чем выиграют.

Меттерних не посвятил тогда в свои расчеты Талейрана, зная, что французский министр будет категорически против них. Его план не решал проблему потенциального прусского милитаризма и мог нарушить хрупкий баланс сил и мир в Европе.

А герцогиня де Саган действительно была раздосадована тем, что Меттерних не вызволил ее дочь из Финляндии. Как хозяйка одного из самых информированных салонов в городе, она опасалась, что мирная конференция в любой момент может перерасти в войну. И она решила действовать сама. Меттерних не смог уломать царя, теперь она попробует сделать это.

20 октября русский посол граф Штакельберг давал бал, и герцогиня приехала на него в шелковом красном платье, сшитом по дизайну популярного парижского модельера Луи Ипполита Леруа, и с сияющим на лбу фамильным украшением — изумрудом, вставленным в золотую круглую оправу. Она без церемоний подошла к царю и попросила аудиенции. Государь отнесся к ней гораздо благосклоннее, чем к Меттерниху, стоявшему неподалеку навострив уши.

— Моя дорогая Вильгельмина, — промолвил почти ласково царь, беря ее за руки и поднимая из реверанса. — Какие там аудиенции! Я приеду к вам, только назовите день и час. Скажем, завтра, в одиннадцать?

Comments are closed.

Post Navigation