Кирилл рассказывал

Кирилл рассказывал мне о горестях своей молодости ровным, спокойным, тихим голосом. В звучании его слов ощущалась своеобразная сдержанная гордость: это, мол, не сенсация, а обычная вещь — такова уж наша крестьянская жизнь. Лишь иногда, после того или иного рассказа, он не мог более сдерживаться и делал выводы:

— Еще тогда я себе сказал, что это несправедливо… И братьям своим говорил: если народ поднимется снова, как в 1924 г., я первый пойду… С буржуями нам нечего цацкаться, надо им шею сворачивать.

Последнюю фразу он произнес также спокойно и просто.

Comments are closed.

Post Navigation