имя Кракова

Наконец, имя Кракова с подачи тех же смершевцев уже фигурировало в списках официальных сотрудников и агентуры разведывательных органов немцев, действовавших на советско-германском фронте. То есть он там, наверху, уже известен, причислен к врагам. А спорить с «верхами», доказывать им что-либо — бесполезное дело. Такое позволить себе могли очень немногие. Не исключено, что именно этим объясняется предвзятость и тенденциозность допросов Расторгуева и других бывших подчиненных Кракова. Лучше перестраховаться, чем быть обвиненным в отсутствии бдительности, в неумении распознать замаскированного «врага».

Следует отметить, что материалов декабрьского допроса Турусина в деле Кракова нет вообще. А ведь только он с Расторгуевым, да еще Кодацкая и Робак были посвящены в существо «игры» с Краковым. Бесспорно и то, что Турусин допрашивался. Отдельные выдержки из его показаний, кстати, в пользу Кракова, проскальзывают в справках КГБ. Что касается других «свидетелей защиты», то Кодацкая больше вообще никак не фигурирует в деле, а остальные позже превращаются в главных свидетелей обвинения. Пока же они изолированы от своего бывшего шефа. Снова Краков остался без связи, без инструкций. Но не без надежды.

Немецкое командование наконец-то решило свои соображения о создании марионеточного правительства изложить в специальной докладной записке. Подготовка документа поручалась Ашенбренеру и Рейнхгардту. В конце декабря 1943 года докладная была подписана фон Клейстом. Генерал-фельдмаршал был не только крупным военачальником гитлеровской Германии, но и считался специалистом по привлечению на сторону вермахта представителей различных народов СССР.

Comments are closed.

Post Navigation