Имел ли Грузинов шанс

Имел ли Грузинов шанс поднять на борьбу хотя бы казаков? Пожалуй, ведь обстановка на Дону была накаленной. Вот только чем бы все кончилось? Впрочем, кончилось тем, чем и должно было кончиться.

Была ли рассмотренная программа плодом раздумий только ее автора, или в ней получили оформление идеи коллектива единомышленников? С определенностью ответить на этот вопрос не представляется возможным. На требование председателя комиссии военного суда назвать соучастников преступных замыслов он категорически заявил:

— Чтобы не навредить другому, истину не скажу.

Похоже, единомышленники у него все-таки были. Но кто они? Вряд ли удастся когда-нибудь ответить на этот вопрос. Желая спасти своих друзей от неминуемой гибели, он не назвал их имена.

Записка Грузинова представляет собой первую в истории русской общественно-политической мысли программу революционного ниспровержения абсолютизма. В идейном развитии он, бесспорно, испытал влияние радикальной европейской и отечественной литературы, особенно Александра Николаевича Радищева.

15 августа 1800 года генерал-адъютант Сергей Алексеевич Кожин, вспомнив о совместной службе с Грузиновым при высочайшем Дворе, «для вящего отыскания истины вступил с ним в фамильярный разговор»:

— Евграф Осипович, сколько ни пытался я понять мотивы вашего поведения, никак не мог. Государь излил на вас столько милостей, сколько на других за всю жизнь не выпадает. А вы дошли до такой степени злобы, что, забыв обо всем, осмелились произносить на него таковые гнусные и мерзкие брани, от одной мысли о которых содрогается сердце каждого верноподданного.

— Очень даже может быть, генерал. Однако я не подданный вашему государю, как, впрочем, и все донские казаки.

Comments are closed.

Post Navigation