И только рассматривая

И только рассматривая коллективные погребения с целью установления характера рода, О.Н.Бадер вынужден был заключить, что они «не могут служить материалом для решения вопросов ни о господствующем счете родства, ни вообще о преобладающей роли женской или мужской части общества» (1963, с. 295), поскольку отличаются значительной вариабельностью как по составу погребенных лиц, так и по последовательности их захоронения.

В целом уровень общественной организации балановцев О.Н.Бадер соотнес со средней ступенью варварства по периодизации Моргана — Энгельса (1963, с. 289), когда сохраняется еще равенство членов рода (1963, с. 295—296), а «элементы старого, матриархального уклада были еще очень сильны,что видно из отсутствия сколько-нибудь резкого имущественного расслоения, из недифференцированного расположения могил на кладбище, из еще, несомненно, высокого положения женщины. Развитое мотыжное земледелие… укрепляло значение женщины…» (1963, с. 302). Последнее утверждение мало согласуется с основным содержанием работы, где приводится много доказательств потери женщиной ведущей роли в хозяйственной и общественной жизни.

Патриархальный характер общества носителя ананьинской культуры также определялся по ведущей роли мужского труда, в том числе в подсечно-огневом земледелии (Збруева, 1952, с. 45—48). Такое определение логически вытекало из традиционного представления о матриархате как эпохе с ведущей ролью женщины во всех сферах жизни, почитания и обожествления ее. Поэтому общества, где женщина пользовалась определенными правами, в том числе имущественными, а также уважением, участвовала в религиозных обрядах, рассматривались как имеющие пережитки матриархата (с. 148). Эпоха патриархата представлялась тем временем, когда женщина заняла подчиненное положение и во всем подчинилась воле мужчины.

Поэтому погребальный обряд анализируется с целью найти признаки подчиненного положения женщины и ведущего — мужчины, в связи с чем указывается на отсутствие оружия в женских могилах и более однообразный их инвентарь, а также на единственное парное захоронение, вероятно, мужчины и женщины (с. 124—125). А такие факты, как коллективное жилище Конецгорекого поселения и часто встречающиеся женские статуэтки, рассматриваются А В.Збруевой как отражение матриархальных традиций (с. 147, 225). Фиксация исследовательницей устойчивых матриархальных традиций в ана-ньинском обществе по материалам поселений не приведена в соответствие с реконструкцией этого общества как патриархального по уровню развития хозяйства и материалам могильников.

Comments are closed.

Post Navigation