Государство под солнцем

Отсюда следует, что Государство под солнцем Евграфа Грузинова было бы демократической унитарной республикой, в которой исполнительная власть принадлежала бы сенату, а законодательная — народу, выражающему свою волю, очевидно, через избранных депутатов. Не столь уж и важно, какую форму получил бы его парламент Главное мы знаем: разработанный временным правительством и принятый всеми закон, а не произвол одного человека должен был создавать политическую атмосферу в стране.

Сам Грузинов считал закон «всесильнее Вседержителя», то есть значительно сильнее Бога, правящего миром. Пока же об этом приходилось только мечтать. Поэтому, желая придать будущему закону необходимый авторитет, Евграф Осипович наделил его эпитетами, заимствованными из лексики библейских сказаний: «Вседержитель истинный», «всемогущий чудотворец», «великосильный Бог». Используя в качестве определителей конституции слова, которые всегда относились к Всевышнему, он вовсе не думал укрепить в сознании масс слепую веру в божественную святость распоряжений верховной власти. После победы революции предполагалось организовать изучение закона, «чтобы все знали его наизусть и по оному поступали бы» сознательно.

«Властитель первый в обществе есть закон, ибо он для всех один», — писал автор «Путешествия из Петербурга в Москву». Вслед за ним и Грузинов предпринял попытку показать возможность сочетания власти со свободою граждан и назвал закон будущего Государства под солнцем по-радищевски «всевластительным» — обязательным как для народа, так и для правительства.

В рукописи Грузинова есть набросок, содержащий ряд определений для характеристики его политической системы. Мечтая о победе международной революции, он надеялся сделать Государство под солнцем «преблагим» — в высшей степени счастливым, «пресвятым» — обладающим абсолютным совершенством и чистотой общественных отношений, «преправедным» — основанным на принципах справедливости, «всеславным» — безусловно признающим за всеми гражданами высокие качества и право на отличие за заслуги перед родиной независимо от происхождения. Автор не представлял себе будущего без всеобщего социального и экономического равенства.

Comments are closed.

Post Navigation