Это сделала азбука

Это сделала азбука, которую мне переслал Михаил. Я перестукивался с ним, пока его куда-то не перевели, а затем с другими соседями, не только с теми, кто помещался справа и слева от меня, -но и с соседями снизу.

Михаил изобрел и другой, более простой способ общения между заключенными. Нужно сказать, что звукопроницаемость в «Крестах» была великолепной. Под предлогом подготовки к экзаменам в университет Михаил добился разрешения иметь в камере книги. Положив перед собой для вида раскрытый учебник, он громко и внятно читал для нас целые лекции на политические темы. Его голос был хорошо слышен в соседних камерах.

В тюрьме была получена бумага о том, что я, по постановлению особого совещания при министерстве внутренних дел, высылаюсь на два года в Вологодскую губернию. В постановлении было оказано, что я подвергаюсь этому наказанию за принадлежность к партии «социалистов-революционеров». Естественно, я не стал опровергать ошибку жандармов.

После этого меня перевели из «Крестов» в пересыльную тюрьму. Здесь режим был уже иной. Немедленно я отправил открытку невесте, и мы свиделись.

Я уже говорил, что на 9 декабря была назначена моя свадьба. Мы должны были обвенчаться в финской церкви. Все родственники,— а их и у меня и у Элеоноры было много, — все друзья и знакомые собрались в назначенный час. Народу оказалось много. Элеонора, напрасно прождавшая меня в субботу и в воскресное утро, отправилась в церковь. Пройдя к пастору боковым входом, она сказала, что бракосочетание отменяется, потому что жених тяжело заболел. Все-таки ее заметили и стали расспрашивать, где Адольф. «С ним случилось несчастье, — сказала Элеонора, — свалилась тяжелая балка и отдавила ему ногу».

Comments are closed.

Post Navigation