Дворянство в основном сыграло

Дворянство в основном сыграло не революционную, а контрреволюционную роль во времена французской революции. Даже в Польше, где дворянский элемент составлял существенную часть революционного движения, Энгельс характеризовал это движение как своеобразный союз «дворянства, городского бюргерства и отчасти крестьянства». Правда, для Японии (если перейти к Востоку) было характерно весьма активное участие низшего самурайства в подготовке революции Мэйдзи и в последующей общественной борьбе, но доля этого участия среди других социальных групп все же не была подавляющей. И только в России в первую четверть XIX в. революционное движение было по составу почти исключительно дворянским.

Воспроизводя черты европейских революционных движений в странах с относительно слабым развитием капиталистических элементов (неоформленность и бессилие буржуазии, особая роль передового офицерства в движениях, тяготение к узкой тактике «военных революций» и созданию тайных обществ), российское движение дало такие национальные черты, как его предельная классовая узость, полнейший отрыв от народа. Карбонарские венты в Италии насчитывали десятки тысяч человек, в России революционные военные организации вели счет на десятки, в лучшем случае на сотни. В Италии, Испании, Греции дворянских революционеров поддержал если и не весь «народ», то достаточно широкие его слои. В России «народ» остался в стороне от событий 1825 г.

О том, что декабристам на Сенатской площади не хватало народа, говорил еще Герцен. Ленин писал о декабристах: «узок круг этих революционеров», «страшно далеки они от народа», «протестует ничтожное меньшинство дворян, бессильных без поддержки народа». Эти положения постоянно цитируются декабристоведами. Цитируются без ясного осознания того, что речь идет в данном случае о национальной специфике России по сравнению с Испанией, Неаполем, Грецией того времени. Цитируются без раскрытия двух сторон проблемы. Постоянно подчеркивается, что декабристы, будучи дворянскими революционерами, боялись обратиться к народу. Почти никогда не отмечается, что эта субъективная боязнь имела объективную основу.

Comments are closed.

Post Navigation