До сих пор

«До сих пор, — говорил он, — крестные отец и мать несли за вас ответственность перед богом, а теперь, как только вы перешагнете порог церкви, вы сами будете отвечать за себя перед богом».

Пастор был умелым оратором, его проповедь не на шушу взволновала меня. Когда мы попарно входили в церковь, орган играл что-то торжественное, а мы шагали тихо.

Девочки стали по левую сторону алтаря, а мальчики по правую. Началось богослужение. Мы боялись пошевельнуться. Никто не произносил ни слова. Потом все опустились на колени. Пастор с помощником начал обходить нас. У него в руках была тарелка с таблетками. Вот он подошел ко мне, произнес: «Даю тебе тело господа нашего, Иисуса Христа», — и сунул мне в рот таблетку. Должно быть, рот у меня от волнения пересох, и поэтому таблетка прилипла к нёбу, никак я не мог ее проглотить. «Даю тебе кровь господа нашего, Иисуса Христа», — и я проглотил вино, поднесенное мне помощником пастора, но таблетка так и осталась непроглоченной. Церемония продолжалась, а я уже ничего не слышал и не видел, целиком занятый судорожными попытками проглотить таблетку, щекотавшую мое нёбо. Наконец я не выдержал, сунул в рот палец, вытащил таблетку и выбросил ее на пол.

Дома в этот день собрались все наши родственники и, по обычаю, было устроено угощение. Изрядно выпив, мой крестный отец стал говорить мне что-то об. обязанностях перед богом, которые с нынешнего дня ложатся на меня. Я откровенно рассказал, какая оказия приключилась с моей таблеткой. Нельзя описать всеобщий ужас и возмущение, когда я признался, что выбросил «тело господне», а не проглотил его, как это следовало сделать. Родня шумно осуждала мое поведение. Это продолжалось до тех пор, пока все не охмелели в достаточной степени, чтобы забыть о моем прегрешении.

Comments are closed.

Post Navigation