Чернышевский

Чернышевский и другие люди 60-х гг. были выдающимися представителями революционной мысли и революционного дела. Их влияние на революционное движение было весьма значительным. Но оно было не абсолютным. Более того, движение порой значительно отклонялось от стратегии, начертанной выдающимися революционными идеологами, оно шло по своим особым путям, определяемым той средой, в которой оно зарождалось. И эта сторона дела чрезвычайно важна для понимания революционной традиции в России — как ее успехов, так и ее противоречий, тупиков, зигзагов революционной борьбы. К этой стороне проблемы мы и переходим в данной и последующих главах.

Осенью 1868 г. в среде петербургского студенчества, начинавшего тогда глухо волноваться, появился некто Сергей Нечаев, учитель закона божия приходского училища и вольнослушатель Петербургского университета. Это был «худенький, небольшого роста, нервный, вечно кусающий свои изъеденные до крови ногти молодой человек, с горячими глазами, с резкими жестами» К На собраниях он выступал редко, больше присматривался.

Студенческое движение его мало занимало: отстаивание прав на сходки, кассы взаимопомощи и общие кухмистерские— все это казалось ему детски наивным занятием, В голове у него складывался куда более грандиозный проект — создать в России могучую тайную революционную организацию, в которой тесно связанные друг с другом кружки, «пятерки», сходились бы к единому центру, «Комитету», а во главе его встанет он, Сергей Нечаев. Эта организация была нужна к февралю 1870 г., когда истекал девятилетний срок временнообязанных отношений между крестьянами и помещиками и, по его расчетам, недовольное «неправой» реформой крестьянство должно было подняться «в топоры» против самодержавно-крепостнического строя.

Comments are closed.

Post Navigation