были выдержаны

В таком духе были выдержаны все официальные высказывания болгарских государственных деятелей. Так, в интервью корреспонденту греческого официоза «Неа Эллас», данном 22 ноября 1939 г., Кьосеиванов указывал, что, хотя Болгария не отказывается от своих территориальных требований, она преисполнена решимости сохранять нейтралитет и строить свои отношения с соседями на основе договоров, а не путем применения силы.

В том же духе было и заявление Кьосеиванова, сделанное в связи с третьей годовщиной со дня подписания болгаро-югославского пакта о «вечной дружбе» от 24 января 1937 г. В тронной речи при открытии Народного собрания XXV созыва 24 февраля 1940 г. царь Борис, осторожно выразив надежду, что интересы Болгарии «будут справедливо приняты во внимание», особо подчеркнул намерение страны и впредь неуклонно следовать политике нейтралитета. 29 февраля только-что ушедший в отставку с постов премьер-министра и министра иностранных дел Кьосеиванов говорил о ком же в своей прощальной речи перед персоналом министерства иностранных дел.

Слова о мире и дружбе со всеми народами звучали и в первых речах нового министра иностранных дел Ивана Попова, произнесенных в конце февраля и в начале марта 1940 г., во время и после его поездки в Белград и. Более того, стремясь рассеять опасения, вызванные в соседних балканских государствах требованиями Болгарии о пересмотре границ, Кьосеиванов и Попов подчеркивали, что Болгария, проводящая лояльную политику в отношении своих балканских соседей, не будет пытаться использовать возможные затруднения, которые в будущем могут постигнуть кого-нибудь из них, и не предпримет ничего такого, что могло бы ухудшить их положение.

Comments are closed.

Post Navigation