Был погожий весенний день

Был погожий весенний день. С петербургского неба светило неяркое, но ласковое солнце. Демонстранты несли несколько красных флагов. Они были невелики, размером с женский головной платок. Наши песни лились привольно и гордо. Казалось, ничто не может помешать празднику…

Но это могло только казаться.

Когда головная часть демонстрантов подошла к домам колонии Сегаля, мы увидели впереди небольшой отряд конной полиции, человек 20 — 25. Он неторопливо двигался нам навстречу.

— Бери камни, друзья! Камни! — раздался крик.

И десятки рук сейчас же вооружились единственным оружием, которым мы могли тогда располагать. Я подбежал к куче кирпича, сложенного у стены какого-то дома, схватил кирпич, но он оказался слишком тяжел и неудобен. Удар — и кирпич расколот на две части, одна половина в правой руке, другая — в левой, можно считать себя хорошо вооруженным. Эту кучу в одну минуту разобрали всю, без остатка.

Полицейский отряд перешел на рысь. Шашки были вынуты из ножен. Впереди ехал офицер в серой шинели. В него и пришелся первый удар камнем. Сотни камней полетели из плотной массы рабочих и из окон ближайших домов.

В первую же минуту отряд повернул кругом и ускакал галопом.

Тогда здесь же, перед колонией Сегаля, начался митинг. Я не знал имен ораторов, выступавших на этом митинге, но несомненно для меня, что это были рабочие люди, их руки были в кирпичной пыли. Они призывали бороться за свободу, против тирании царя и капитала.

Но митинг продолжался недолго. Снова появилась полиция: теперь уже со стороны Невы, по Большому Сампсоньевскому проспекту. Новый отряд был раза в два больше первого, он скакал прямо на нас.

Многие рабочие бросились в ближайшие дворы, набрали камней, поленьев, поднялись в квартиры второго и третьего этажей. Как только полицейский отряд поравнялся с домами колонии Сегаля, на него посыпалось сверху все, чем успели вооружиться рабочие.

Comments are closed.

Post Navigation