бросается в глаза

Первое, что бросается в глаза, — это наше отступление от пути, указанного законодателем, от выполнения всей работы посредством основного советского аппарата в лице волисполкома и сельсоветов. Вместо них с плательщиками и особенно с неплательщиками соприкоснулся аппарат чрезвычайный, аппарат уполномоченных, не знакомый населению, не знающий населения. Второе, что также ясно для каждого вдумчивого продработника, — это почти повсеместное несоответствие налоговых ставок, мощности налогоплательщика, искажение лицевых счетов, платежных списков, сводных карточек и т.п., неправильности исчисленных налогов: И то, и другое повлекло за собой:

1. Некоторый отрыв, отчужденность крестьянских масс от уездного, не говоря уже о губернском, центра, претворение недостатков работы в систему работы советской власти вообще, падение авторитета местных Советов.

2. Углубление в сознании волисполкомов и сельсоветов возможности безответственной работы, такой работы, при которой можно ничего не делать, казаться в центре всей работы, не отвечая за ее результаты…

3. Нужно с самой решительной суровостью провести пункт «и» постановления пленума губисполкома от 8 августа 1921 г. о запрещении кому бы то ни было, кроме рабкрина и отдела управления, посылать работников в волости с мандатами на право приказывать и распоряжаться волисполкомами по своему усмотрению.

Нужно добиться, чтобы, кроме милиционера и прод-инспектора, подчиняющихся высшим своим инстанциям, минуя волисполком, в волости не было других работников с такими же правами. Нужно укреплять волисполкомы и сельсоветы надежными работниками, а не создавать параллельные им аппараты…

Comments are closed.

Post Navigation