брат Иоан

В другой раз он рассказал мне, как родилось в народе новое значение слова «вертута»:

— Когда хочется есть, дома не очень-то усидишь… Пройдешь по селу, поговоришь с одним, с другим, вот время и проходит… Мы, парни, чаще всего собирались на площади. Организовали там вроде биржи, но работы — шиш. Кому нужны были работники 9 ту зиму? А нам нравилось быть вместе. Перебрасываясь шутками, мы вроде про голод забывали.

Однажды стою вот так, вижу идет брат Иоан и говорит мне: «Пойдешь домой обедать? Мать приготовила такую верту-ту-у!» Как-то не верилось. Я ж знал, что у нас совсем есть нечего. А тут… Очень уж есть хотелось… ведь, когда голоден, приятно вообразить что-нибудь такое. А может быть, мать заняла где-нибудь ячменной муки и напекла лепешек, подумал я, ну а Иоан назвал их вертута.

Пришел я домой. Мать мне сказала, что дядя из Акмангита прислал письмо и просил меня приехать к нему. Это был двоюродный брат отца, крестьянин богатый, но жадный до ужаса. Все же это известие меня обрадовало. Дядя платил не особенно хорошо, так как считал нас родственниками, а родственникам ему платить было стыдно… Но было ясно: несколько дней я буду сыт и, кто знает, может быть, перепадет немного деньжат. Я настолько обрадовался этому, что сначала забыл о нищете своего дома, и лишь позже вдруг вспомнились слова Иоана: «А поесть чего дашь, мам?»

Мать молчала. А что она могла дать, если в доме хоть шаром покати?..

Не успела она собрать мои вещи, как в дверях показался Иоан. «Ты ж мне сказал идти обедать, а есть-то ведь нечего?» — «А ты хотел, чтобы я сказал на бирже, что у нас нечего есть? Мы не голодранцы какие-нибудь там. Едим вертуту!» — и начал быстро растирать живот. С тех пор и пошло… вместо «голода» говорить «вертута»…

Comments are closed.

Post Navigation