Агенты Бетлеиа

Агенты Бетлеиа предложили «ту дружбу и любовь, и ссылку утвердити большими послы, которых пошлет царское величество к Бетлегем Габору королю». На вопрос бояр о конкретных условиях союза Таллейран ответил: «Им на те па все статьи ответу царского величества ждать не указано, и что царского величества на то изволение будет, и царское величество велел бы о том отписати государю их… с своими людьми». Агенты Бетлена не преминули для «обоснования» полезности союза с их князем («королем») превознести силу и могущество Бетлена, который якобы победил «Аустрейский дом» в сорока пяти боях и взял у этого «дома» пятнадцать городов («мест»), «иные места взял от Кракова за четыре версты». По словам агентов, Бетлен может выставить стотысячное войско: пятьдесят тысяч своих людей и пятьдесят тысяч наемников (в действительности в трех походах Бетлена участвовало соответственно 18, 15 и 20 тыс. воинов).

Особый упор, как и следовало ожидать, агенты Бетлеиа сделали на обоснование его претензий на польскую корону: «А пущи всех недруг государю их полской Жиги-монт король… паны, де, рада и всею Полшею и Литвою государя их, Бетлегем Габора короля, желают и хотят на Полское королевство на его, Жигимонтово место…» При этом агенты подчеркивали право «панов» «отставить» своего государя.

Изложение представителями Бетлеиа «польской темы» несомненно основывалось на подготовленном в Трансильванском княжестве для использования при переговорах в Стамбуле и в Москве «Основании дела Польского королевства». Здесь повторяется утверждение о наличии в Польше множества сторонников Бетлеиа как кандидата на трон (разных вероисповеданий и социальных слоев). Они надеются на возвращение славных времен короля Иштвана Батори (Стефана Батория, 1575—1586). Это положение в документ вставлено для Порты, поскольку князем Трансильвании и королем Польши Батори являлся с разрешения Порты; того же хотел и Бетлен: не уйти из Трансильвании, а встать во главе двух государств.

Comments are closed.

Post Navigation