Monthly Archives: Август 2013

You are browsing the site archives by month.

с торговым договором

Одновременно с торговым договором Советским Союзом и крупнейшими германскими, банками было подписано соглашение относительно краткосрочного кредита в 75 миллионов марок для закупки в Германии товаров. Проблема финансирования германского экспорта в Советский Союз стала весьма актуальной, и благоприятное ее разрешение могло бы стимулировать развитие экономических связей,—получивших в подписанном договоре широкий правовой базис. Continue Reading

Париж

Париж стал аргументировать возможностью советско-германского союза. Действительно, Локарно усилило тенденции французской и польской политики, в сторону сближения с Советским Союзом. Но с другой стороны, для Германии большую роль сыграл тот сложный клубок противоречий, в котором ей приходилось действовать при своем повороте, как самостоятельной политической силы, на Запад. Continue Reading

Эти заявления

Эти заявления были сделаны еще до крушения германской политики пассивного сопротивления, и в данных об’ективных условиях свидетельствовали о том, что французский империализм отказывается уступить занятые им позиции, выпустить из своих рук захваченную инициативу и руководящее значение в делах Европы. Британское напоминание о необходимости регулировать вопрос о долгах казалось в Париже весьма неуместным, а представленный план — неприемлемым. Continue Reading

Борьба с революцией

Борьба с революцией, с «большевизмом» стала главнейшей задачей германского правительства,—это достаточно ясно выступает во всех материалах, относящихся к данной эпохе. Вопрос сводился к методам политического действия. Адмирал Тирпитц, не совсем осведомленный об истинном положении вещей, даже в самом конце октября еще предлагал укрепить общее положение и предупредить развитие «большевизма» сильным ударом на Западном фронте Но руководящие политические круги, более осведомленные, чем отставленный адмирал, руководились иной Политической методологией: в борьбе с революцией, нарастающей внутри Германии, стали опираться на привлеченную к власти социал-демократию, а борьбой с российской революцией предполагали вырвать некоторые уступки у Антанты, полная победа которой стала очевидной. Continue Reading

из наиболее дальновидных германских политиков

Один из наиболее дальновидных германских политиков, будущий участник Раппальского договора, Вальтер Ратенау уже ранее, тотчас же после получения первой ноты Лансинга, представил план продолжения борьбы, первым пунктом которого обозначена была неотлагательная необходимость пересмотра Брестского договора ‘. В сложившихся тогда условиях все это было легче предложить, чем выполнить, так как план был рассчитан на то, что Германия еще сумеет продержаться некоторое время на территории противника, а Людендорф в этом смысле рассеял всякие сомнения: отступление было все равно неизбежно. Continue Reading

31 сентября

31 сентября канцлер граф Гертлинг ушел в отставку, а затем принц Баденский, известный, как сторонник компромиссного мира, либерал, изобретатель «этического империализма» и как автор фразы о «мировой совести»—реальной опоры в деле достижения мира,—составил из представителей парламентского большинства кабинет, в который вошли и социал-демократы. Под сильнейшим напором военного командования новый кабинет решился,, наконец, 3 октября отправить Вильсону ноту с предложением начать мирные переговоры на основе программы, выставленной американским президентом в его послании конгрессу от 8 января 1918 г. (т. назьгв. 14 пунктов Вильсона об условиях мира) и в позднейших его декларациях, в частности от 27 сентября, и с просьбой немедленного заключения всеобщего перемирия. Continue Reading

Австро-Венгрия

Австро-Венгрия оказалась оттертой на задний план,—черта весьма характерная для империалистического государства, которое остается верным самому себе даже на краю гибельной пропасти. 14 сентября австро-венгерский министр иностранных дел граф Буриан, сменивший на этом посту Чернина, сделал, без предварительного соглашения с Германией, прямое предложение всем воюющим державам открыть переговоры об условиях мира, но если Германия (20 сентября), Болгария (21 сентября) и Турция (24 сентября) ответили согласием,—то правительства Антанты встретили австрийское предложение весьма холодно, по-своему его истолковав: «Настоящее предложение,—заявил Бальфур от имени британского правительства, — не есть попытка перейти к мирному соглашению, но попытка ослабить силы, которые на фронте проявили себя слишком крепкими; предложение не может повести к миру». Continue Reading

С. Мигиеля

С. Мигиеля, к востоку от Мааса, пытаясь окружить германскую армию. Этого последнего американцам не удалось сделать во всей полноте, однако, позиции были заняты и победа была полная. Для преследования немецких войск, пытавшихся отразить или ослабить энергичное наступление Антанты, были брошены большие свежие кадры человеческого и богатейшие запасы технического материала. Наступление шло по всему западному фронту от Северного моря до Вогезов,—а значение этих военных событий и соотношение сил между воюющими сторонами было достаточно ясно: Германия за два дня конца сентября потеряла все то, что войска Антанты не смогли в прошлом году достичь в течение пятимесячной борьбы, пожертвовав громадными потерями. Continue Reading

Брестского договора

Брестского договора, на что с германской стороны последовал, отказ. Имеются сведения, что тогда же в Гааге, через других лиц, С. Штаты, в качестве необходимых условий для вступления Антанты в официальные переговоры с Германией, выставили требование обязательной эвакуации германских войск из оккупированной Бельгии и северной Франции, уплаты репараций, об’явления самостоятельности Эльзас-Лотарингии, отказа от Брестского мирного договора, передачи всех вопросов, касающихся Восточной Европы, на усмотрение созываемой Антантой мирной конференции и, наконец, полное изменение правительственной системы в. Германии. Continue Reading

еще зимой 1916—1917 года

Бели еще зимой 1916—1917 года, как показали Гинденбург и Людендорф перед Следственной Комиссией Германского Национального Собрания, военное командование видело в применении беспощадной подводной войны единственную возможность выиграть мировую схватку, то к лету 1918 г., уже совершенно ясно стало, что ставка на этот способ борьбы бита. Америка, в условиях, когда Россия из рядов Антанты вышла и когда своим энергичным вмешательством в решительный момент она предполагала в результате победы получить возможность диктовать свои условия не только Германии, но и Антанте,—стала транспортировать в Европу свои войска с такой быстротой, которая оказалась неожиданностью для Германии. Continue Reading